GAJA и его вина.

GAJA - одно из главных хозяйств Пьемонта. Его значение в винной истории Италии сложно переоценить. Сегодня итальянские винные регионы и сорта признаны во всем мире, их обожают во всех странах, полки ведущих винотек заполнены бутылками барбареско, бароло, кьянти - все они стоят по соседству с великими регионами Франции, а многие и вовсе давно сравнялись с ними как по качеству, так и по цене. Но так было не всегда, и Анджело Гайя - один из тех, кто заставил мир всерьез посмотреть на итальянское вино.

Анджело Гайя

В 1859 году Джованни Гайя открыл в Барбареско винодельню, где делал вино из местного винограда неббиоло. Его потомки расширяли производство и площадь виноградников, внимательно следили за качеством, улучшали технологию, но неизменно сохраняли верность традициям и сорту неббиоло. В 1937 году внук и тезка основателя Джованни Гайя впервые поместил свое имя на этикетку.

Анджело Гайя

Сын Джованни, Анджело, пришел в семейное дело в 1961 году. Молодой человек получил отличное образование: Энологический институт в Альбе, французский университет Монпелье, степень по экономике в университете Турина. Домой в Барбареско он вернулся с новым взглядом на будущее винодельни Гайя, таким будущим, какого не будет больше ни у кого. И сразу же начал применять передовые, революционные для Пьемонта практики работы на виноградниках и в погребе. Сокращение урожайности, ферментация при контролируемой температуре, малолактическая ферментация, французские баррики, международные сорта - каждый раз, много лет подряд, последовательно, самоуверенно и упрямо Анджело пробивал стену отцовского непонимания.

В 1978 году, узнав о намерении сына посадить каберне совиньон на семейном винограднике в Барбареско, Джованни воскликнул: “Darmagi!” (рус.: “Какое позорище!”). Еще бы, как можно на этих великих землях, созданных для выращивания неббиоло, посадить этого чужеземца? Вино с этого участка со временем стало одним из лучших каберне совиньонов мира и сегодня называется Gaja Darmagi в память о том случае.

Вот так, остроумно и уверенно, с бесконечной любовью к семье, верой в себя и в силу терруара, Анджело Гайя создавал свои революционные вина. В 1979 году в Барбареско появились первые лозы шардоне, а в 1983 году - совиньон блан. Своими успехами в работе с мировыми сортами Анджело Гайя заставил винный мир посмотреть на земли Пьемонта как на терруар, способный рождать великие вина. Со временем ему удалось пробудить интерес публики не только к терруарам Италии, но и к местным сортам.

Анджело наладил выпуск нескольких линеек вин барбареско - Gaja Sori San Lorenzo (с 1967), Gaja Sori Tildin (с 1970), Gaja Costa Russi (с 1978). В каждое вино попадал виноград только с одного виноградника - Сори Сан Лоренцо, Сори Тилдин или Коста Русси соответственно. Главным вином Гайя всегда оставалось Gaja Barbaresco - великое вино из 100% неббиоло, непрерывно выпускаемое с момента основания винодельни.

Первые винтажи Gaja Sori San Lorenzo (1967 и 1968) в нашей винотеке

В 1970 году главным энологом Gaja стал Гвидо Ривелла. Он занимал эту должность до ухода на пенсию в 2012 году. Единомышленники Анджело и Гвидо применили комбинированный подход к производству вина, совместив свои новаторские идеи с традиционным подходом Джованни. Сначала вина 12 месяцев выдерживают во французских дубовых барриках, а затем еще 12 месяцев в традиционных больших  итальянских ботти из славонского дуба или каштана. Выдержке предшествует длительная (до 30 дней) ферментация.

Гвидо Ривелла

В 1992 году Анджело начал выпуск вина Gaja Sperss Barolo с только что купленного виноградника в Серралунга д’Альба в зоне Бароло. При этом в приоритете для него всегда оставалось качество вина, а не статус апелласьона. Он считал, что избыточную кислотность молодых вин можно снизить. Для этого к неббиоло начали добавлять небольшую долю барберы (5%), и в 1996 году категория вин Gaja была понижена с Barbaresco DOCG и Barolo DOCG до Langhe DOC. От барберы отказались только в начале 2010-х, и вина Gaja вернулись в высшую категорию.

Как мы видим, главную роль в успехе вин Gaja сыграл не революционный порыв к отказу от всего старого ради создания абсолютно нового, а способность Анджело Гайя существовать вне трендов, находить необычные решения и прокладывать пути, по которым никто кроме него не смог бы пройти. Гайя никогда не хотел быть ни модернистом, ни традиционалистом, поэтому научился гармонично сочетать новаторство с уважением к традициям. Даже при работе с французскими сортами Гайя очень спокойно относился к французским винодельческим методам, новый дуб вводил осторожно и благоразумно. Он стремился не только вырастить каберне совиньон в Италии, но и познакомить этот сорт с традиционным итальянским подходом, например, с длительной ферментацией и выдержкой в больших ботти.

Характер Анджело Гайя лучше всего описала его дочь Гая в интервью Decanter: “Для него очень важно быть другим, непохожим на остальных. Он ревностно оберегает свою инаковость, и все время говорит мне: “Отличайся!” Я преклоняюсь перед его инстинктивной верой в себя и способностью делать все по-своему. Не знаю, смогу ли сама когда-нибудь научиться этому… При этом он никогда не удовлетворяется результатом, не делает что-либо догмой. Он говорит, что каждый раз нужно быть хотя бы на 30% не уверенным в своей правоте. Если ты думаешь, что прав на 100%, то ты не оставляешь себе пространства для роста и улучшения. Мой отец всегда и во всем ищет слабое место, в хорошем ищет плохое, он всегда сомневается. Это его способ существования”.

Gaja сегодня

С начала 1990-х годов Анджело Гайя последовательно расширяет свои владения за границами родного Пьемонта, покупая участки в Тоскане - в Монтальчино и Болгери. Там выращивают как местную звезду санджовезе, так и международные сорта мерло, каберне совиньон, каберне фран, сира. В 2017 году Гайя купил 21 гектар на юго-западном склоне Этны на Сицилии, где работает над совместным проектом с местным виноделом Альберто Грачи.

Анджело Гайя с дочерью Гаей

Сейчас Анджело Гайя, которому уже за 80, остается главой винодельческой семьи, но в последние годы все больше внимания привлекает к себе его старшая дочь Гая Гайя (или “дабл-Гайя”, как она в шутку себя называет). С отцом она работает с 2004 года, а с 2013 года непосредственно участвует в виноделии.

Gaja и биодинамика

В конце 1990-х Гайя осознали, что климатические изменения и глобальное потепление диктуют изменения и им. Теперь нужно следить в первую очередь не за спелостью винограда, достичь которой очень легко, а за свежестью и балансом, общей зрелостью ягод. Исследуя методы сокращения урожайности и профилактики болезней, органический подход, Гая заинтересовалась биодинамикой. С предложением о переводе хозяйства на биодинамику она отправилась к отцу: “Он подумал и сказал: “Нет. Это не наш путь”. Я очень расстроилась, ведь он разрушил мою мечту. Он сказал: “Ты должна придумать что-то другое, что-то свое. Если мы просто перейдем на биодинамику, мы станем как все”.

Собравшись с мыслями, Гая предложила отцу нанять консультантов, чтобы те помогли адаптировать виноградники к меняющимся условиям: “Ответ был такой же: однозначно нет. Он не любит консультантов, не понимает, зачем пускать в свой дом посторонних, которые, да, принесут нам новые знания, но сколько всего они могут узнать у нас, украсть наши идеи и разнести их по свету! Мы очень долго разговаривали, и в итоге он согласился на консультантов, но только с условием, что те не будут работать больше ни на одну винодельню. Так на наших виноградниках стали появляться удивительные специалисты - не по винограду и биодинамике, а в отдельных областях, к примеру, эксперты по насекомым или по травам”.

"Домики" для насекомых

Итак, даже в биодинамике Гайя все сделал по-своему. Анджело и Гая не считают себя биодинамистами. Они утверждают, что не просто внедряют все подряд биодинамические практики, но отбирают и адаптируют то, что может быть полезным в их случае, а многое открывают самостоятельно.

Гайя не используют химические удобрения, компост для виноградников получают с собственной фермы. Очень важным они считают поддержание биоразнообразия. В горах неподалеку от виноградников собирают семена растущих здесь трав и цветов, чтобы потом посадить их между рядами лоз. На разных участках дополнительно высаживают разные виды злаков - считается, что так можно снизить урожайность и, соответственно, реже прибегать к обрезке и “зеленому сбору” в период созревания. На виноградниках живут пчелы, устанавливаются “домики для насекомых”, высаживаются кипарисы, на них вьют гнезда птицы. Кроме того, у Гайя необычный подход к селекции: материал для новых лоз берут не у самых старых и сильных лоз, а от тех, что лучше всего, и главное, самостоятельно, справляются с болезнями.

Некоторые изменения произошли и в погребе. Вино долго выдерживается на осадке, редко перекачивается, становится все менее дубовым: для Барбареско используют всего 20% новых бочек, а для вин “single vineyard” (куда попадает виноград только с одного участка, например, Sori San Lorenzo или Sori Tildin) - 30-35% новых бочек. Выдержка длится два года, причем второй год вино проводит уже в бутылке.

______________________

Канал WT в Телеграм https://t.me/wine_time_moscow